strokestrokestrokestroke
 
Sed tellus suscipit
Шаолинь по-русски — Сзаолинь.
 
Визит делегации Ши Дэяна приурочен к открытию в Москве официального центра «Школа Шаолинь», где будут проводиться занятия по единой международной программе Международной Федерации шаолиньского ушу. Его ученики проведут семинары по всей России.

Корреспонденту «МК» удалось встретиться с мастером в первые дни его пребывания в Москве и задать несколько вопросов.


- Вы хэнанец, то есть провели детство в этом регионе, но Ваши предки родом из провинции Аньхой, и в Китае Вас считают аньхойцем. Людей из этой провинции называют мягкими и приятными. Как это сочетается с жестким стилем шаолиньского ушу?

- Об аньхойцах говорят правильно. Они действительно располагают к себе, а шаолиньское ушу базируется в основном на ударах по людям. И именно это сочетание мягкого и жесткого дает нам правильный подход к ушу: не надо бить тех, кого любишь. Шаолиньское ушу это по сути котел, в котором сосредотачивается и переваривается все наше сознание. Да и, честно говоря, все, кто занимается нашим стилем ушу, должны быть мягкими. В последователе нашего учения должны соседствовать традиция и последовательность. Профессор Алексей Маслов, который сейчас переводит наш разговор именно такой человек. И я не шучу. Он действительно очень знаменит в провинции Хэнань и очень надеюсь, что и в России тоже. В мире всего несколько представителей шаолиньского ушу за пределами Китая. И не более, чем по одному человеку в стране. В России – это Маслов. Если уж у кого-то спрашивать правильным ли шаолиньским ушу занимается человек, то только у него.


- Вы приняли решение стать монахом Шаолиня еще в 1983 году, за это время Вы стали не только признанным мастером, но и объездили весь мир, увидев самые разные его стороны. По прошествии стольких лет у Вас нет сожалений, что Вы стали монахом?

- Ничего не изменилось. Я не жалею о своем решении.


- Кто был Вашим наставником, когда Вы начали изучать ушу в Шаолине. Расскажите немного о нем.

- Это был знаменитый и последний великий настоятель монастыря Ши Суси. К сожалению, он умер почти четыре года назад. Я благодарен ему за то, что пришел в монастырь изучать шаолиньскую культуру. Он заложил во мне основу и передал систему тренировок, которую я использую и по сей день.


- У Вас есть собственная школа ушу для мирян при монастыре, которая называется «Ву Сэн Хау Пэй Туй» (школа ушу команды вусэнов – боевых монахов). В ней обучается около 300 учеников, в основном детей. Вы довольны своими учениками? Есть ли среди них те, кто достиг высот мастерства?

- Если в мире найдется хоть один учитель, который полностью доволен своими учениками, то можно считать, что для него все потеряно. За те 7-10 лет, что я тренирую своих учеников, я постоянно ими не доволен. И самое главное, среди них так и нет равных мне в мастерстве, что было бы очень нужно для Шаолиня.


- За последние годы в Шаолиньсы произошли большие перемены. Вы довольны происходящим?

- Нельзя сказать однозначно – вздыхает Ши Дэян. – Мне нравится то, как перестраивается и восстанавливается монастырь. Это важный процесс, это также естественно, как происходящее обновление Великой китайской стены, Гугуна – Запретного дворца императора. Да и Кремля. Но зачастую за новостройками мы не видим и теряем суть, а расширения архитектурных объектов не всегда способны спасти его духовное содержание.


- Как-то Вы сказали, что принадлежите к традиции Южного двора Шаолиньсы. В чем особенности и достоинства этого стиля?

- Дело в том, что Шаолиньский монастырь как бы делится на четыре части: Северные, Западные, Восточные и Южные ворота. Я принадлежу к школе Южных ворот. Большой разницы между этими четырьмя школами нет. Просто у каждой школы свои учителя, но общие духовные традиции, хотя в нашей школе есть одна особенность, которую мы определяем двумя иероглифами – «горькая тренировка». Это жесткий подход к себе.


- Ранее Вы утверждали, что несмотря на большую популярность шалиньского ушу в мире, его настоящая традиция практически не известна. Изменилась ли ситуация за последние годы.

- Я и сегодня готов построить те же слова. Но при этом надо понимать, что сейчас изменились темпы развития мира. Когда я летел на самолете в Москву, я задумался о том, что в 1949 году Мао Цзедун добирался по этому маршруту семь дней. А я всего за семь часов. То же самое происходит сегодня и с ушу. Меняются способы и темпы познания. Но надо заглянуть в смысл учения. Возможностей для постижения множества, а понимания сущности как не было, так и нет.


- Каков на Ваш взгляд уровень шаолиньского ушу за границей? Есть ли действительно хорошие мастера за пределами Китая.

- Я отвечу вам так: когда человек садится в самолет, он не может знать из каких сложных деталей он собран. И когда, американцы продают свои самолеты в другие страны, они продают конечный продукт, а не технологии. Они дают возможность пользоваться самим самолетом. Примерно тоже самое происходит и с ушу.

Как правило, иностранец учится ушу год-три, а потом решает, что ему уже все открылось и он сам все знает и понял. Я не преподаю внутренний смысл учения. Зная методику, рано или поздно ты найдешь откровение. Нужно только терпение время. Но если я ничего не буду рассказывать своим ученикам, то они подумают, что я плохой учитель. Это двухстороннее движение. И мы должны сближаться в понимании друг друга. Сегодня в Японии США Италии и России несомненно есть люди с высоким пониманием смысла шаолиньского ушу


- Говорят, что шаолиньская традиция все больше утрачивается, а мастера, умирая, уносят с собой тайные знания. Действительно ли много утеряно?

- Я думаю, что это абсолютно ошибочное утверждение. Изначально не было ни одной линии, которая могла бы безвозвратно оборваться. Учитель, как правило, имеет несколько учеников и каждому передает что-то свое. Таким образом остаются разные линии традиций, которые в любом случае сохраняются.

Есть и другой аспект. Не надо бояться, что традиция пропадет в Шаолине. Это историческое здание. Интересное, важное, но не более, чем архитектурный памятник. Но традиция живет и вне монастыря и никогда не умрет. И секреты Шаолиня, о которых мы говорим, это не нечто один раз созданное, что можно моментально потерять. Это как еда. За последние десятилетия она очень изменилась, и мы готовим по другим рецептам. Но основа-то осталась прежней! Она просто усовершенствовалась. Мы делаем все более оптимальным и, возможно, открываем новые секреты, которые в будущем будут бояться утратить наши потомки и ученики.


- Вы первый раз в России. Что Вы ждете от этой поездки? Что Вам понравилось, каков уровень наших бойцов?

-Я, честно говоря, приехал в Россию работать. Мне не нравится каждый день отдыхать в гостинице, и нравится встречаться с людьми и рассказывать о Шаолине. Для этого я и приехал. Я хочу объяснить, как надо правильно преподавать наше искусство ушу, чтобы через духовные и телесные практики достичь двойной одухотворенности. А это в итоге и есть здоровье общества.


- Что Вы хотите увезти из России?

- Дружелюбие народа и признание.


- Вы были в монастыре во время визита Владимира Путина. Как Вы думаете, зачем он и другие политические лидеры приезжают в Шаолинь?

- Интерес Путина и других известных людей объясним. Президенты тоже люди, и у каждого есть право на любопытство. Очень многие приезжают открыто, некоторые инкогнито. Для нас это повод рассказать о себе, о нашей философии и нашем ушу. И мы только приветствуем таких гостей.


- Расскажите, что Вас удивляет в европейских странах?

Меня многое смущает в этом мире. Я не понимаю многих вопросов. Почему люди интересуются тем, о чем мы у себя просто не задумываемся? Часто спрашивают о каждодневном расписании и еде, о том, что я думаю. А я даже не знаю, что отвечать. Ведь гораздо интереснее им должно быть то, как совершенствовать себя, а не то, во что я одет и как ем.


- Расскажите немного о ваших спутниках.

- Ши Синцзюнь (Чэнь Цзюнькай) уже 20 лет один из крупнейших последователей шаолиньского ушу. И в одном качестве он даже обогнал меня, приехав в Россию уже в четвертый раз. Мастер шаолиньского внутреннего искусства цигун, большой алебарды, полулунной алебарды и других видов оружия. Носитель традиции комплексов «большого красного кулака», «кулака архатов». Получил знания в области чаньской медитации и других духовных практик. В 1999 г., когда на месте Южного Шаолиня в уезде Путянь была воссоздана команда монахов-бойцов, стал ее старшим тренером.

Го Цзинькэ всего 23 года. Она - шаолиньская последовательница 32-го поколения, мастер искусства «шаолиньского кнута» и рукопашного боя. В настоящий момент является тренером подготовительной команды монахов-бойцов Шаолинсы. Нашим стилем ушу занимается 10 лет. Неоднократно выступала в разных странах, но в России тоже первый раз.


- Тогда вопрос к Го Цзинькэ. Как люди реагируют, когда видят, что шаолиньских монахов представляет женщина?

Первая реакция — это удивление. Но людям нравится то, что я им показываю. А следом за этим им начинают нравится и китайские девушки (смеется).


В разговор вступает Ши Дэян.

- Не важно, нравится вам или нет восточная культура. Но когда вы видите такую презентацию Шаолиньсы, это невольно вызывает интерес и к культуре.


- Го, что Вас привлекает в шаолиньском ушу?

- Прежде всего укрепление тела. Я пришла в ушу, потому что с детства родители не знали, что со мной делать и куда меня еще пристроить. Я была очень непоседливой и нигде долго не задерживалась. А здесь как-то сразу успокоилась и нашла себя.


- У Вас длинные и красивые ногти на руках. Они не мешают во время занятий?

(Смущается и даже краснеет) - Очень часто ломаются во время занятий. А вообще я их отрастила к этой поездке. Обычно же приходится стричь коротко. Тем более, что когда я работаю с мечом, могу и себя поранить, и других поцарапать.


- Вы красивы. Вас еще не приглашали сниматься в кино? Что Вы вообще планируете для себя в дальнейшем?

- Пока планов на будущее у меня нет. Ушу бы выучить как следует.
 
 
 
Источник:
 
 
 
 
 
 
3 февраля 2010 г. Газета «Московский комсомолец»
Контакты: моб.: +7 (905) 7096590; 979-45-93; e-mail: centrshaolin@bk.rumailto:centrshaolin@bk.rushapeimage_3_link_0
 
 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru