strokestrokestrokestroke
 
Патриархи шаолиньской традиции боевых искусств
 
Преподобный Ши Суси и Преподобный Ши Дэцянь, учителя, которые приобщали к знанию наших  мастеров, сами были прямыми последователями той линии шаолиньского ушу, которая непосредственно восходит к старым традициям и мастерам. Именно поэтому она и зовется «чжэньцзун шаолинь ушу» - «шаолиньское ушу истинной школы» или «лаоцзя шаолинь» - «старая школа Шаолиня».
 
Она основывается на нескольких важнейших моментах:
 
- строгое следование традиционным принципам жизни, методам тренировки и воспитания бойцов, отказ от попыток модифицировать методики  физической и духовной подготовки (при этом вполне допускается новаторство в области техники, если оно не затрагивает традиционные таолу) ;
 
- отказ от массового распространения шаолиньского искусства, запрет на преподавание «тайных техник» внешним людям  («учение не передается вовне» - «цзяо бу вайчуань»), отказ от показательных аспектов и массовой пропаганды  шаолиньского искусства. При этом – готовность наставлять любого, в ком есть желание, терпения и готовность следовать традициям;
 
 - изучение шаолиньской традиции исключительно на основе прямой передачи от учителя к ученику и на основе «старых заповедей ударной техники» - «лаоцзя чуйпу».
 
- сочетание нескольких компонентов в обучении: духовной традиции, боевой технике, медицине и оздоровлению и «гражданским наукам», в том числе правила боевой морали,
 
-  соблюдение принципа единой школы, единого учителя, единой традиции и единых правил поведения, а также соблюдения традиционных  запретов  и тайны шаолиньской техники высшего посвящения.
 
 
 
 
Преподобный Ши Суси (1929-2006)
 
 
 
Последний из великих настоятелей Шаолиньсы - человек немногословный и суровый, который сумел сберечь шаолиньскую традицию, спасти ее от разграбления. И во многом благодаря  именно ему мы сегодня можем перенимать многие тонкости Шаолиньского гунфу. Именно Ши Суси выпала нелегкая работа по восстановлению монастыря - начиная от постройки новых храмов, заканчивая восстановлением архивов.
 
В 1982 г. Ши Суси вместе со своими ближайшими учениками создает  в Шаолиньсы «Общество по изучению шаолиньского ушу» - прообраз будущей Международной Федерации Шаолиньского кунфу. Он был всегда равнодушен к любому материальному благополучию. В его комнате стоял лишб алтарь, да пара соломенных стульев, за перегородкой располагалась нехитрая утварь. Он никогда не наставлял, не любил торжественных речей и рассуждений о величии «шаолиньского кунфу». Он был прекрасным каллиграфом, хорошо осведомленным об истории китайской живописи, безошибочно цитировал Конфуция.
 
 
 
 
 
 
 
Преподобный Ши Дэцянь (1939-2008)
                      
 
 
Есть люди, которые целиком меняют наши представления о вещах и событиях. Чаньский наставник Ши Дэцянь изменил наше представление о Шаолине. Изменил представление целого поколения людей, которые мечтали об этой «Мекке боевых искусств» и родине чань-буддизма, но ничего не знали об этом, кроме  обрывочных знаний, почерпнутых из фильмов про ушу и популярных книжек. Многие, впрочем, не знают и до сих пор – их вполне устраивает фантазия, которую они создали у себя в голове.
 
Он появился на свет в августе 1939 г. (уже потом в его метриках было указано – 1943 г.)  в волости Дацзинчжань, деревушке  Ваншанцунь в уезде Дэнфен – там, где  располагается  Шаолиньсы. Здесь в провинции Хэнань, в священных горах Суншань, где испокон веков селились не только буддийские монахи и мастера боевых искусств, но и даосские адепты, последователи различных закрытых школ «внутренних практик». Считалось, что земная энергетика – фэншуй здесь настолько сильна и благоприятна, что может  породить истинных мудрецов. Рождение в этом месте считалось «полем благодати»  (футянь), добрым предзнаменованием человеку, которому суждено принести много добра людям, при этом пожертвовав собой.  Именно здесь и появился на свет Ван Чанцин, вошедший в историю под монашеским именем Ши Дэцянь.
 
В 8 лет дядя приводит его в Шаолиньсы, отдавая на воспитание в монашеское братство. И здесь  «поле благодати» Дэцяня продолжается – разглядев в молодом послушнике немалые таланты, его берет в личные ученики Ши Суси – будущий старший монах Шаолиньсы. Именно он дает Ван Чанцину монашеское имя Дэцянь, а затем и монашеское прозвище  - Хуэйчжун или «Познавший многое».  
 
Именно лично у Ши Суси Дэцянь начинает практиковать ушу, активно изучает сяо хунцюань (малый красный  кулак),  да хунцюань  (большой красный кулак), «18 приемов» (ши ба шоу), Ицзиньцзин Бодхидхармы, полулунную алебарду, кулак черного тигра и десятки других комплексов. Еще его одним наставником становиться Ши Чжэнсюй – будущий настоятельно Шаолиньсы, или «дед- наставник», так как он был посвящающим учителем Ши Суси.
 
Еще одним его наставником  становится знаменитый монах Ши Дэчань – один из самых знаменитых лекарей за всю историю Шаолиня. Именно у него Дэцянь перенимает секреты шаолиньской медицины, уже через много лет публикует с ним первые открытые труды по шаолиньскому искусству врачевания, а после ухода в 1989 г. Дэчаня из жизни становиться хранителем его архивов и записей.  
 
Суси считает, что Дэцяню нужно получить и гражданскую профессию – в сентябре 1959 г. он отправляет его в Школу традиционной китайской медицины в Нинся. После этого Дэцянь должен был вернуться в Шаолиньсы для преподавания медицины монахам, а также стать старшим наставником по нэйгун – «внутреннему искусству».
 
Но судьба распоряжается иначе – набирает обороты новая кампания, которая в 1966 г. выливается в «Великую пролетарскую культурную революцию». Дэцяня в качестве доктора отправили в 14-ю армейскую группировку 2-го городского подразделения в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, на самую окраину Китая. Самый страшный  период Культурной революции до 1969 г. он проводит  в суровом климате Синьцзяна, среди ветров, гор, пустынь и зимних холодов.  Он рассказывает об этом с улыбкой: «У меня не было постоянного места, где  жить. Кого лечил, у того и останавливался на ночлег». Именно там он научился говорить по-уйгурски и по-казахски, и до конца жизни любил своим ученикам сказать, как называется то или иное блюдо по- казахски.
 
В 1969 г. ему удается уйти из армии, но в Шаолинь вернуться невозможно – Культурная революция еще продолжается. Он даже не знает, сохранился ли монастырь, живы ли учителя. Вся переписка просматривалась, писать было опасно как для отправителя, так и для получателя. В октябре 1969 г. он устраивается на работу в медицинский госпиталь в уезде Нилекэ, в округе Или на границе с Казахстаном. В Шаолинь он смог вернуться только в 1982 г.  
 
Вскоре после возвращения Децяня Ши Суси, тогда старший монах Шаолиньсы, принимает решение основать новое учебное заведение – Международную Академию ушу монастыря Шаолиньсы. Ректором становится Дэцянь, а старшим тренером – сначала знаменитый шаолиньский боец  Дэян, а затем и ученик Дэцяня – Синцзюнь.
 
Причина создания Академии заключалась в том, что монастырь по решению властей постепенно превращался в туристическое место (каковым он, увы, окончательно стал сегодня), и надо было сохранить традиционные принципы обучения бойцов. Академия расположилась в Дэнфене, на Шаолиньской улице. Это было простое здание с суровым распорядком, как и было раньше принято в монастыре. Тренировки перемежались с занятиями по медицине и духовной практике, в момент тренировки по Академии невозможно было пройти – во всех ее углах, в тренировочном дворе, даже на балконах и внешних переходах шла отработка поединок с оружием и без него, занятия нэйгун и акробатикой, по двору летали копья, цепи, шесты и мечи. Между всем этим пиршеством боевого духа чуть сгорбившись двигался Дэцянь, давая советы, кого-то ругая, и лишь изредка одобрительно кивая головой. И именно в этой Академии впервые начинается систематическое обучение иностранцев шаолиньскому ушу.
 
Ши Дэцянь принадлежал к тому типу истинных учителей, для которых смысл жизни был в передаче  традиции – того знания, что досталось ему от его  наставников. Он всегда чтил память своих учителей, никогда ни в чем не обвинял.  
 
Он рассказывает о самой структуре шаолиньского искусства, сочетающего в себе духовную практику, боевые искусства, медицинско-оздоровительные аспекты и  правила поведения.  И  только на этих четырех столпах и может базироваться «шаолинь гунфу».
 
Он мало обращал внимания на массовую профанацию шаолиньского ушу – считал, что не стоит отвлекаться на такие мелочи. Он научил  нас  понимать  главное в нашей тренировке: совершенствоваться самим, чтобы помогать другим.  Это он говорил, журя нас за горячность и непонимание: «Мы – люди шаолиньской  традиции – не должны поступать так». Он создавал вокруг нас и в самих нас тонкое понимание строгих законов шаолиньского искусства и духовного мира .  Некоторым из российских учеников он передал много тайного, закрытого и
запретного – и сделал это лишь для того, чтобы они передавали традицию дальше. Он никогда не говорил плохо даже о тех, кто превращал Шаолинь в коммерческую машину – просто бросал через плечо: «Они не достойны наших рассуждений». О недостойных он просто забывал, как бы вычеркивая их из своей жизни.  
 
Он был очень мужественен внутри и мягок снаружи. Его улыбка поражала многих из нас – его лицо рассветало поразительной добротой и благожелательностью при виде  любого из нас.
Он всегда был удивительно радушен и благожелателен. Десятки людей, которые побывали на стажировке или просто в гостях в Академии, наверняка помнят то удивительное тепло и заботу, которой он окружал любого ученика.  
 
Главное ощущение, что оставалось у всех, после общения с Дэцянем – его удивительная доброта к людям, традиционность взглядов и нежелание размениваться на мелочи.  Он не любил вести глубокомысленные рассуждения о «глубокой сути Шаолиньской традиции» - он сам и был этой традицией. Он ее передавал своим взглядом, жестом, манерой поведения. Вопросов о «смысле Чань»  не любил – считал все это пустыми  рассуждениями. Когда кто-нибудь, в том числе и иностранцы, пытаясь блеснуть познаниями, начинал говорить с Дэцянем о духовном учении Шаолиньсы, он ни слова не говоря, брал мухобойку и методично гонял муху по комнате – это увлекало его куда больше, чем пустословие приезжих.
 
В людях он разбирался отменно и радушно принимает всех, кто приезжает к нему. Он обучал многих, никогда не отказывал в наставлениях, всегда был приветлив и поддерживал стремление постичь шаолиньское искусство. Даже зная, что человек приехал лишь для того, чтобы сфотографироваться рядом с ним, а потом объявить себя его учеником. Он об этом прекрасно знал и посмеивался над такими людьми «Как можно объявить себя учеником без Учителя?! Ведь его даже нет в Хрониках учеников-учителей! От него же навсегда отвернуться другие последователи». Он наивно полагал, что вне Китая кто-то кроме прямых последователей читает шаолиньские хроники.
 
Секреты открывал немногим – в этом плане был чрезвычайно традиционен. И поэтому хотя сегодня очень многие  могут сказать, что  «обучались у Дэцяня» или в «школе Дэцяня»,  крайне небольшое число из них могут назвать себя прямыми последователями или, говоря традиционным языком, «учениками внутренних покоев» (нэйши туди).
 
Последние годы Дэцянь посвятил раскрытию тайн одной из самых  эффективных шаолиньских методик -  «Канона изменения в мышцах», который сам называл «лекарством от сотни болезней и залогом чистоты духа». Впервые он представил этот Канон не как  набор упражнений, а как стройное учение с развитыми методиками. Именно он принял беспрецедентное решение начать передавать это - до той поры тайное - учение  иностранцам, опасаясь, что в самом Китае как Ицзиньцзин, так и многие части шаолиньской традиции могут
исказиться. Он обучал Ицзиньцзин многих и провел посвящение в это учение четырех прямых учеников, тем самым обеспечив неугасимость традиции.  
 
После ухода Ши Дэцяня встал вопрос: кто унаследует его статус мастера-наставника крупнейшего направления шаолиньцюань в мире? Безусловно, столь же масштабной личности, каковой был Ши Дэцянь, сегодня нет  - ее нельзя назначить, ее нельзя даже специально воспитать.  Ее создает сама традиция и очень важно, чтобы такой мастер был признан всеми другими мастерами шаолиньского ушу, равными ему как по знаниям, так и по авторитету. Дэцянь был именно таким – его статус великого мастера и наставника был признан всеми. И в данном случае формальные звания и должности, которых у Дэцяня было немало, отходят на второй план.
 
Его прямые ученики занесены в летопись «хроники монахов бойцов Шаолиньского монастыря». Сам Дэцянь, также занимающий почетное место среди «Выдающихся шаолиньских наставников», принадлежал к 31-му поколению шаолиньских монахов.  Сам он был прямым учеником Суси, которого последний великий  старший монах Шаолиньсы всегда называл «лучшим и ближайшим последователем». Общая линия школы такова (здесь даны лишь мастера приблизительно с XVI в):  Цинхуэй -  Цзиньгуй – Чжэньли – Жугуй – Хайчжу -  Кэнхэн -  Шупань – Цзиньчжи – настоятель Чжэньсюй  (1893-1955) – старший монах Суси (1926- 2006) – Дэцянь (1939-2008). Вся линия этой традиции (если не считать легендарных мастеров) восходит к XIV в.  Именно эта линия мастеров именуется как в шаолиньских, так и в официальных императорских хрониках «Истинный путь патриархов и учителей» (цзун ши чжэндао), чтобы отделить ее от множества других  боковых ответвлений шаолиньской традиции. Впервые это выражение встречается в трактате, составленном императорским чиновником Сюй Цзюминем, жившим в Шаолиньсы и составившем в 15 году правления под девизом Ваньли (т.е. в 1588 г.) тщательно выверенные хроники поколения монахов монастыря.
 
Таким образом Дэцянь представлял собой прямого последователя той линии шаолиньского ушу, которая непосредственно восходит к старым традициям и мастерам. В 2007 г. Дэцянь Госсоветом КНР был объявлен  одним из тех, кого называют «Великим культурным наследием китайского народа» и единственным  носителем Шаолиньской традиции в их числе.
 
 
 
По материалам очерка А.А. Маслова
«Улыбка Учителя Дэцяня»
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Ши Суси и Ши Дэцянь
Контакты:  моб.: +7(905)7096590; 979-45-93;  e-mail: centrshaolin@bk.rumailto:centrshaolin@bk.rushapeimage_5_link_0
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru