strokestrokestrokestroke
 
Цигун  vs.* Нэйгун
 
Несколько предварительных замечаний, для того, чтобы логика рассуждений была понятна. Сначала я полностью процитирую строки из письма Натальи Григорьевой, которая написала по поводу уточнения понятий «цигун» и «нэйгун»:
 
«Алексей Александрович везде (не только здесь) повторяет, что "Цигун и есть нэйгун  (внутреннее искусство)."
Возможно, в шаолиньцюань цигун=нейгун; во внутренних стилях, как нам китайцы (в т.ч. Сунь) объясняли, это не совсем так. (Нас несколько раз поправляли, когда мы использовали эти понятия как синонимы).
Они понимают под "цигун" ТОЛЬКО упражнения и практику "перемещения и накапливания ци" (типа чжунчжуан, некоторых способов работы в саньтиши, упражнений типа комплекса "шелковых нитей"), а "нейгун" считают понятием, противоположным "вайгун". Есть внешние, то есть видимые со стороны, движения и формы (куда рука движется, как ноги работают, как корпус развернут) - это "вайгун", внешняя работа; есть невидимые снаружи, но реально осуществляемые внутри тела движения мышц, сухожилий и проч.  (Ну, почти невидимые; чтобы их показать и объяснить, Сунь просто давал за себя подержаться и сильно утрировал движение - причем для синъи это типичная практика, мне о таком же обучении разные люди рассказывали). Эта практика с отработкой движения "ци" связана не сильнее, чем практика внешних форм, поэтому "цигун" ее не называют.
Граница, конечно, довольно размыта, понятия, возможно, близки и в чем-то пересекаются - но все же не тождественны.»
 
 
Во-первых, в целом замечания очень верные и очень точно отражают взгляды современных китайцев  на понятие цигун. И очень хорошо, что Наталья Григорьева подняла этот вопрос, поскольку он часто вызывает путаницу. Но он не так прост, как кажется на первый взгляд. Критерий «так говорят китайцы», не всегда подходит. Нам всегда надо понимать, почему они так говорят, и знать нюансы лучше, чем сами китайцы. Они имеют право ошибаться, а мы, «варвары» - нет.
 
Во-вторых, по сути самого вопроса. Мы много раз говорили  об этом на семинарах, и те, кто  нашел время присутствовать на них (в том числе на последнем семинаре по ицзиньцзин и более ранних семинарах по шаолиньской медитации)  все, что сказано ниже, хорошо знают. Поэтому, извинившись перед ними за некоторые повторы, я обращусь к тем, кто не имеет возможности, времени или терпения приезжать на семинары, внимательно читать некоторые важные тексты, в том числе и на китайском языке.
 
1.    Конечно же, цигун не равняется нэйгун. Нэйгун – весьма широкое понятие, которое включает в себя и цигун (непосредственно систему управления ци),  и  массу других методов психо-энергетической практики (о них – чуть ниже). В шаолиньской традиции мы употребляем понятие нэйгун – это не только соответствует традиции, но точно передает это содержание. В беседах с носителями традиции – не важно, какого стиля или направления, конечно же, будет правильнее употреблять понятие «нэйгун»
 
2.    Однако, как известно, у каждого понятия есть «строгий смысл» и «обиходный смысл», то есть употребляемый массой «непосвященного» населения. В этом плане обиходный уровень чаще всего некорректен, но широко распространен. На обиходном уровне цигун нередко употребляется в качестве обозначения ЛЮБОГО упражнения, хоть как-то связанного с энергетической практикой в ЛЮБОМ ее виде. На мой взгляд, равно как и на взгляд известных мастеров, это абсолютно неверно, но тем не менее широко распространено. Это встречается, прежде всего, среди людей, поверхностно знакомых с методами китайской практики, но при этом в массовом порядке занимающихся тайцзицюань, дыхательными упражнениями и т.д. Даже в популярных, но  часто не очень точных журналах, типа «Чжунхуа ушу» («Китайское ушу») «цигун» употребляется именно в этом смысле – для обозначения вообще всего, что связано с оздоровлением, медитацией, управлением ци, диетологией и т.д.
 
Если также открыть добрый десяток книг, где на обложке написано «цигун», мы встретим там такой же all-inclusive (всё-включающий) подход. Например, книга «Шаолиньский цигун» показывает помимо всего прочего методы медитации, способы нанесения «внутреннего удара» (т.е. выброс «ци» и «усилия-цзин» внутрь тела нападающего), «упражнения архатов» (массаж, надавливания и т.д.), многочисленные способы медитации. Книга «Тибетский цигун» (Дословно «Мицзун цигун» - «Цигун школы тайной традиции», как в Китае и обозначают буддизм Ваджраяны) вообще от начала и до конца посвящена медитации, мудрам (особому типу положений рук и переплетения пальцев), визуализации духов и т.д. Все это здесь именуется «цигун».
 
Я сейчас заканчиваю небольшое эссе по китайской внутренней эротологической практике, направленной на очищение сознания и организма. Естественно, я обратился к китайским текстам III-V XIII-XVIII вв.  Догадайтесь, что там подразумевается под «цигун мужчины и женщины»… Да, правильно, совсем не дыхательные упражнения и даже не совсем управление ци. Но понятие употреблено  именно это – «цигун». Это и есть обиходное и чаще всего ошибочное употребление понятия, которое тем не мнее широко прижилось.
 
И это – неправильно! Но трудно допустить, что люди, пишущие вполне профессиональные книги и посвященные в традицию не знают, в чем разница между цигун и нэйгун. Они, конечно же, знают. Но не пишут. И этому есть весьма точное объяснение.
 
3.    А вот причина такой путаницы. После начала реформ в КНР в 50-х гг,  а затем и в 80-х гг. все, что было связано с «внутренней практикой» рассматривалось либо как «феодальный пережиток» (фэнцзянь мисинь), либо как «антиреволюционная деятельность» (фань гэмин ходун) или просто «заблуждение» - мисинь. То было связано тем, что всё преподавание этих методик заключалось в небольших закрытых школах, неподконтрольных государству. Поэтому во всех печатных изданиях, по радио и телевидению начала проводиться мысль, что «нэйгун» - это нечто мистическое и отсталое, а цигун – это обновленные и научно-проверенные методики. Именно их можно и нужно преподавать в парках, лечебницах, поликлиниках.
 
Конечно же, мастера и их последователи прекрасно понимали неправильность такого использования термина «цигун», но для собственной безопасности употребляли слово «цигун» для обозначения своей практики. Ведь важно, не как это называется, а чем занимаешься. Таким образом родились удивительные понятия «буддийский цигун» для обозначения медитации, «тибетский цигун» для обозначения ритуальной практики буддизма ваджраяны (ламаизма), «шаолиньский цигун» для обозначения методов боевого укрепления тела  и т.д. Таким образом, понятие «цигун» было аберрацией понятия «нэйгун».
 
Уже в конце 90-х гг. понятие «цигун» вновь подверглось  ревизии. Это было связано с деятельностью Фалуньгун, последователи которого активно практиковали упражнения, называемые «цигун», хотя по сути они представляли  собой комплекс методов, взятых из народной буддийской практики. Поскольку сам Фалуньгун был объявлен «преступным течением» в Китае, то пришлось разделять цигун на «научно проверенный»  (т.е. правильный) и «реакционный». Формально все это может выглядеть одинаково, но вопрос в «политических нюансах».
 
4.    Нэйгун – понятие с максимально широким смыслом значений, причем эти смыслы менялись неоднократно на протяжении китайской истории. Предположительно, это понятие стало употребляться в конце Чжоу-начале Хань (V-II вв. до н.э.) для обозначения конфуцианской концентрации и даосской практики. Параллельно с этим использовалось множество других понятий «даоинь», «ту на» и т.д.
 
Нэйгун – размытое и контекстуальное понятие. При этом, мы всегда догадываемся, что речь идет о какой-то «внутренней практике», но суть ее (дыхание. медитация, диетология) точно не обозначена. Все зависит от конкретной школы, мастера-носителя.
 
У Лао-цзы, Чжуан-цзы, Ле-цзы, т.е. у известных даосов мы не встречаем этого понятия вообще, хотя трудно допустить, что они не занимались внутренней практикой. Они просто ее не обозначали и не говорили о ней. Чжуан-цзы говорит о «вытягивании и сжимании», что должно было обозначать некую гимнастику и дыхательные упражнения.
 
В трактатах XIII-XVII вв., посвященных нэйгун, в подавляющем числе случаев это понятие не употребляется, хотя, конечно же, речь идет именно о «нэйгун». Классические примеры такого «не употребления»: «Игры пяти животных» («У цинси»), «Ицзиньцзин» («Канон изменения в мышцах») и т.д.
 
Параллельно существовало понятие «дао инь» в трактовке «вбирание ци и проведение его по каналам», что формально  и должно означать «цигун», т.е.  упражнения, направленные ТОЛЬКО на управление ци. Но у даосского мага Гэ Хуна, у лидера  школы «Высшей чистоты» Тао Хунцзина мы внезапно встречаем «дао инь грибов», т.е. использование древесных грибов для изготовления различных пилюль. И оказывается, что «дао инь» - это не только «цигун». Вместе с этим на сохранившихся ранних рисунках, называемых «даоинь ту» («Схемы даоинь», предположительно II-III вв.) показаны простые гимнастические и дыхательные упражнения.
То есть вопрос вновь в контексте: важно не как это называют, а чем конкретно занимаются. То есть называя практику «цигун», могут заниматься «нэйгун» и наоборот.
 
5.    В ряде даосских школ «нэйгун» именовался как практика достижения бессмертия. При этом человек изготавливал саму пилюлю бессмертия (вай дань – «внешняя пилюля»), и занимался рядом внутренних упражнений – «нэйгун» создавая тем самым «внутреннюю пилюлю». Как неоднократно мне говорили даосы в Байюньгуань (центральный даосский храм в Пекине) – одно без другого – опасно и вредно. При этом в понятие «нэйгун» входит визуализация «сань цин» («трех чистых»), дыхательные упражнения, медитация в свете луны, соблюдение разных диет и т.д.
 
Даос Инь Чжуншань (Лао инь) учил растирать чеснок и травы в чашке для приготовления приправы к дофу и рису. Именовал это «нэйгун». Мораль: важно не что делать, а как делать, как концентрироваться на выполняемом действии, как переводить любой акт жизни в метод достижения «внутреннего мастерства».
 
Дэцянь говорил: «лянь чань цзю ши лянь нэйгун» - «практика Чань и есть нэйгун». Строго говоря, сегодня под нэйгун мы подразумеваем любые способы, направленные на развитие духовной энергии (шэнь), физиологической энергии (семя-цзин) и универсальной энергии(ци). В данном случае – цигун является одним из составляющих компонентов нэйгун.
 
Конечно же, оба этих понятия «цигун» и «нэйгун» оказались в реальной жизни заметно размытыми. Если вы в разговоре с простым китайцем скажете, что вы «занимаетесь цигун» (лянь цигун), то он адекватно поймет вас: вы делаете какие-то дыхательные и гимнастические упражнения, возможно – медитируете. Если скажете, что «занимаетесь нэйгун» (что, конечно же,  значительно более правильно), то можете встретить недопонимание.
А вот в среде «знатоков традиции» слово «нэйгун» будет более уместным. Филологи знают: норма повседневной речи, норма употребления слова (узус) не всегда совпадает с его правильным словарным значением. Как и в этом случае.
 
6.    Попробуйте назвать несколько адекватных критериев, которые позволяют в реальной жизни разделить цигун и нэйгун. Не в традиции, не в истории, а именно в реальной жизни. Я лично бы не взялся составлять список таких отличий. Утверждение, что «один китаец так сказал» не выдерживает критики. Я вас уверяю, другой китаец скажет все наоборот, а третий представит вообще «оригинальную концепцию».  Не стоит впадать в заблуждение, что если мы услышали от какого-то именно такое употребление, это и является нормативом.
 
Самый простой и, наверное, самый правильный рецепт  - говорить так, как говорит твой учитель.  Главное, чтобы «сражение за термины» не заслонило бы собой саму суть занятий.
Вот несколько «глупых» вопросов, не имеющих никаких логичных ответов. Тайцзицюань – это цигун, нэйгун или, вообще, отдельное явление «тайцзицюань»? А багуачжан? Ицзиньцзин – это цигун или нэйгун (напомню, что ицзиньцзин помимо упражнений включает целый ряд дополнительных навыков и именуется «каноном»)? Саньтиши в синъицюань - это цигун, нэйгун или вообще нечто иное?  Почему бадуаньцзин именуется то цигун, то нэйгун в разных изданиях и трактатах? Естественно, это риторические вопросы, хотя порассуждать на эту тему очень любопытно.
 
7.    У нас, европейцев, нередко возникает желание четко и просто разделить эти два понятия, в надежде, что и вся китайская культура последует за нами. Дэцянь параллельно употреблял оба слова – ему это не мешало. Лаоинь, представляя даосского учителя, что преподает в Чжунюэмяо Чэнь ши тайцзицюань и местное боевое искусство, сообщил, что они «практикуют цигун». Они не филологи, они так привыкли говорить. Было бы забавно попытаться поправить их, объяснив, что всю жизнь они занимаются не цигун, нэйгун. Для них эти словесные баталии не имеют никакого значения. «Фигура речи» не всегда есть норма языка
 
8.    Теперь немного о китайской культуре. Возможно, этот кусок непростой, но его стоит осилить. Наталья Григорьевна очень точно передает сам подход китайцев, замечая: «нейгун» считают понятием, противоположным «вайгун».
 
Абсолютно правильно: китайское сознание делит мир на «внешний» и «внутренний» как одно выражение бинарных (двоичных) оппозиций, типа «инь-ян», «пустое-наполненное». «Внутреннее» - это истинное», внешнее – «неистинное», хотя и имеющее право на существование. Чаще всего это культурный тип сознания, а не отражение реальности. Это фиксированные формы культуры, отраженные в языке.  Почему синъицюань – «внутренний стиль», а шаолиньцюань «внешний стиль» (вайцзя)? Логического объяснения нет, это просто «фигура речи» - устойчивая культурно-языковая форма. Мне приходилось уже об этом писать, но здесь имеет смысл повториться. Для самих последователь шаолиньской традиции их школа «внутренняя» (т.е. своя, «правильная», «истинная»), а все остальные, в том числе и синъицюань, тайцзицюань, багуачжан – «внешние».
 
«Внутренние» и «внешние» школы есть в Китае везде: в чайной церемонии, в живописи, в каллиграфии и т.д. Никакого логического объяснения, почему одно обозначает как «внутреннее», другого – как «внешнее» вы не получите. Так повелось. Это – форма самооценки культуры.
 
Вот проявления этого противопоставления  в языке: «специалист» - «нэй хан», «профан – «вай хан»; «люди нашей школы» - «нэй дао» (т.е. «внутреннего пути»), «чужаки» - «вай дао» (это также означает «ошибочные взгляды»). Иностранец – «лао вай» (дословно: «старина извне»), «иностранный язык» - «вай го юй» («язык внешних государств»). «Иностранщина» или «за рубежом» - «хай вай» (т.е. «за морями») и т.д.
 
И в этом смысле «нэйгун» имеет значение «истинные методы», «правильные методы», причем не важно, чем занимается человек. Он может быть поваром или  мастером ушу, важно другое – может ли он в своих действиях реализовать свое чистое и энергетически-мощное внутреннее начало.
 
9.    Вернемся к началу. Напомню, что разговор о «цигун» - «нэйгун» был порожден тем, как в Европе, в частности, в Германии  преподают то, что сами называют «цигун». В своей реплике я четко разделял «цигун» и «нэйгун», подразумевая, что пишу не для немцев, для которых всё – «цигун», а для наших собратьев, которые неоднократно на семинарах слышали то, о чем я написал выше. В частности, про «железную рубашку» я писал: «Строго говоря, это вообще не цигун, а методика демонстрации способов защиты тела». Далее: «Ичжичань – комплекс нэйгун, родившийся в Шаолиньсы» (т.е. именно нэйгун, а не цигун) и т.д. В Шаолине, как я писал, действительно множество комплексов цигун. Но методов нэйгун – еще больше.
Я полагаю, что могла смутить следующая фраза: «Внутреннего цигун», в отличие от того, что утверждает наш немецкий коллега, вообще не существует. Цигун и есть нэйгун – «внутренне искусство». Естественно, в данном случае речь идет не о том, что цигун = нэйгун, а о том, что нет никакого «внешнего» или «внутреннего цигун» (именно так можно понять рассуждения немецкого инструктора), цигун и есть часть «внутреннего искусства»
Каждый из нас, кто хотя бы немного обучался у носителей традиции, автоматически разделяет эти два понятия.
 
Еще раз: цигун, конечно же, не равняется нэйгун.  Но у нас не должно складываться впечатления, что можно просто так, «слету» трактовать весьма тонкую тему в китайской культуре.
 
Наталье Григорьевой – отдельное спасибо за поднятую тему!
 
 
А. А. Маслов,
доктор истор. наук
 
 
 
 
 
 
 
 
Вопросы трактовки и нашей адекватности китайской культуре
 
Контакты:  моб.: +7(905)7096590; 979-45-93;  e-mail: centrshaolin@bk.rumailto:centrshaolin@bk.rushapeimage_3_link_0
Комментарий профессора А. А. Маслова к одному письму
 
* vs. (сокр. от versus; лат. против). Используется на письме для обозначения противопоставления или для сравнения двух объектов, идей и пр., особенно при необходимости выбора одной из альтернатив.  (Примечание ред.)
 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru